Президент ИНП Лукаш Камински: «Собрано 123 тома материалов о преступлениях против поляков»

Фото: wyborcza.pl


Лукаш Камински — исследователь антикоммунистического сопротивления. Два года назад назначен на должность президента Института национальной памяти. Эксклюзивное интервью — о Волыни 1943 года, о следствии, которое насобирало сотни томов, о возможной ответственности конкретных воинов УПА и т.д..


— Принесла ли политизация темы трагедии на Волыни, которая имеет место в Польше (резолюции от практически всех фракций, чего не было в Украине), результат? Многие считают, что видим откат в двусторонних отношениях.


— Наверное ситуация, когда в Сейме заявлено шесть различных предложений постановлений, не был выгодным. В случае решений, которые обращены к истории, значительно лучше как можно скорее выработать общий текст, чем вести острую политическую дискуссию. Это было видно в Сенате, где в определенный момент удалось достичь договоренности.


Мне кажется, что этот вопрос на польско-украинские взаимоотношения существенным образом не повлиял. Я верю, что так во многих сферах нам удалось установить хорошие отношения, это возможно также и по отношению к прошлому.


С точки зрения Института национальной памяти (ИНП) было несколько ключевых элементов: увековечивание жертв, четкое указание на виновников (националисты из ОУН и УПА), чествование справедливых украинцев, многие из которых лишились жизни за помощь, которую оказали полякам, призыв к тому, чтобы сделать достойными похороны жертв (большинство из них покоится в анонимных могилах, или, скорее, в ямах смерти), и в конце — отметить заслуги лиц и обществ, которые боролись за правду о волынском преступлении.


Эти все элементы отражены как в постановлении Сената, так и в проекте постановления Сейма.


Наибольшие расхождения в контексте волынского преступления вызвал спор об использовании термина